sadhja: (taste)
однако тенденция. Когда мне требуется сделать максимально яркий речевой акцент, прибегаю к цитированию.  Когда пытаюсь донести информацию о чувствах, читаю либо из Веры Павловой (для женской аудитории), либо из Сергея Шестакова (внегендерно). Из последнего чаще и охотней.

самое-самое для меня вот это:

"первая говорит мой то мой совсем никакой душа сквозь кожу видна
явишься с ним засмеют для чего мне такой ведь и без меня будто нет его поживу одна
а моя то моя говорит вторая маленькая смешная с пяточки на носок
переступает горя не знает вот и походит пусть поблажит чуток покривит роток наберет жирок
едут вздыхая косточки перемывая сопя в нулевом трамвае
сетуя привирая перебирая где ухватить кусок каравая забросить сеть
боже какие дуры думает третья смерть
приду заберу обоих приходит и забирает..."

впрочем, много других знаю наизусть, и бормочу частенько по поводу и без повода, они для меня целебны потому что.
Это я все к чему, это я все вот к этому: http://www.netslova.ru/shestakov/olubvi.html


sadhja: (angel)
ммм...любите ли Вильяма нашего Батлера Йейтса так, как люблю его я. Я разные переводы читала "Кота и Луны", но этот мне краше всего.

Кот и луна

Столь значим и столь весом,
Столь четко вычерчен курс,
Что кот играет зрачком,
Ладясь под лунный пульс.
Затем застыл Минналуш,
Read more... )

Пер. Фокиной Юлии
sadhja: (Default)
Вдруг кто-то не видел еще вот этого, нового, у Сергея Шестакова ( [livejournal.com profile] serge_shestakov) или пропустил по недогляду: она произносит: лес,- и он превращается в лес. Весьма и весьма советую.
sadhja: (Default)

ОДНОКЛАССНИК

Странный сон мне приснился сегодня:
Расстрелять меня должны на рассвете.
И сижу я в бетонном подвале,
А рассвета из подвала не видно.
И является мой одноклассник.
Read more... )



1970
Ирина Ратушинская.

sadhja: (vog)

АНГЕЛ С БЕЛЫМ КРЫЛОМ И С КРЫЛОМ ПОМРАЧЕННЫМ

Вечер осенний, о Господи, сколько тоски натекло,
за калитку не выйти,
земля налилась и хлюпает, хлюпает,
яблоки плавают в луже,
а яблони бьет колотун, - уж топится печь, да согреться не можем,
так сыро, так зябко...

Ангел с белым крылом и с крылом помраченным играет на лютне,
Read more... )

 

(no subject)

Tuesday, 20 March 2007 09:27
sadhja: (Default)
Вот здесь есть поэтический сборник Ольги Гришиной ([livejournal.com profile] owlga) - хорошая подборка, жалко,  маленькая.
sadhja: (Default)
"- ты не спи не спи говорю мария
под луной пустыня светла на каждом
старом камне всполохи голубые
я сижу один утоляю жажду
ты не спи не спи скоро божье слово
пастухи услышат светла идея
мне ж вино кровавое дохристово
темный хмель бессонница иудея
остается только и до зари я
просижу мешок опустевший бросив
повторяя тихо не спи мария
это я твой плотник земной иосиф
 
- мне давно не спится уже две тыщи
лет не спится вымерли звездочеты
я смотрю как люди стремятся выше
и как больно падают самолеты
не для нас такое для слабонервных
хоть и были раньше покрепче стали
я гляжу на землю свою и верно
звездочеты вымерли все устали
только тенью бродит святой-философ
мой пророк нелепый чего-то ищет
ты уснул но день настает иосиф
мне давно не спится уже две тыщи"

Яна-Мария Курмангалина
sadhja: (Default)

Еще удивительно-прекрасных стихотворений:
Станислав Минаков:

"На борту самолета «Alexander Skryabin»

                         Ирине Ермаковой


                    «Помню — лечу это я, лечу…»
                                Гаршин.
                                       Лягушка-путешественница

по земле ходили и по воде
на закат глядели на океан
а теперь ответь-ка: мы где? нигде?
каберне архангелы льют в стакан
мы теперь — подпрыгнули и летим
ни снегов тут нетути ни дождей
спеть стишок но «не предлагать интим»
этим мы отличны от всех людей

а под нами метров аж десять тыщ
и не счесть иных что еще вверху
вот шепчу: Господь коли Ты летишь
то и мы летим.
отвечает: who?

это — я, живой мотылек-тылек
это мы — к Тебе — мотыльки-тыльки
нас великий свет в небеса увлек
веселы-сильны
далеки-легки"

"ИЗ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ

Та, которая хлеба не ест совсем,
та, которая сладостей со стола не берет,
та — поправляет челку семижды семь
раз, и к бокалу ее приникает рот.
Красное — на губах, а снизу — огонь внутри.
Она пьет саперави терпкую киноварь
и затем говорит ему: говори, говори,
о мой лев желанный, о мой великий царь!
Он лежит на ковре — весь в белом и золотом.
Он уже не вникает, что Леннон с ленты поет.
“Сразу, сейчас, теперь… Но главное — на потом”, —
думает он, дыша. И тогда — встает.
Этой ночью будет у жезла три жизни, три.
Будет семь жизней дареных — для влажных врат.
Он говорит: косуля, смотри мне в глаза, смотри.
И тугим. языком. ей отворяет. рот.
Чуткой улиткой ползет по ее зубам.
Что ты дрожишь, родная? — Да, люб, люб, люб —
тяжек и нежен, бережный, сладок! Дам —
не отниму от тебя ненасытных губ.
Ночи неспешней даже, медленней забытья,
он проникает дальше, жаром томим-влеком, —
ловчий, садовник, пахарь, жаждущий пития.
И у нее находит влагу под языком.
Там, на проспекте, возникнет авто, и вот
крест окна плывет над любовниками по стене.
А он переворачивает ее на живот
и ведет ногтем по вздрагивающей спине.
И когда он слышит: она кричит,
то мычит и саммм, замыкая меж них зазор.
И на правом его колене ранка кровоточит —
где истончилась кожа, стертая о ковер."

sadhja: (Default)
Драконы

Кто спорит с небом, с ангелами бьется,
мешает мудрым черный сделать черным
и белым белый свет, кто ищет продолженья
великой смуты башен Вавилона,
которых было три и три осталось,
покуда властны смерть, любовь и голод
над белым и над черным человеком, -
тот запускает праздничного змея,
пока драконы расправляют крылья,
пока драконы прогревают горло,
пока хвосты шевелятся драконьи,
и лапы красные сухую землю рвут,
не для того, чтобы разрушить башни,
не для того, чтобы посеять голод,
не для того, чтоб насладиться смертью…

Намеренья драконов неизвестны.



Ну подскажите же мне, кто автор, неуемное мое любопытство мне покоя не дает. Взято вот здесь:
sadhja: (Default)
"Асе Долиной, Ляосу.

Не просят покоя — дается покой
Тому, кто сидит у горы над рекой.

Мелкин.


Мне с детства было страшно за стихию,
мне было страшно думать, что река
вдруг вырвется из берегов, как рыба,
и задохнется на песке, как рыба.

Чего бояться? Ведь у нас такие
зубные щетки бледно-голубые,
зеленые и розовые с белым,
мы с ними на берег выходим смело
и ненароком реку сторожим,
легко, не нарушая свой режим,
не прерывая жизненного дела."


Анна Логвинова
sadhja: (Default)
Взято из журнала [personal profile] oryx_and_crake

"Он так ее мучит, как будто растит жену.
Он ладит ее под себя - под свои пороки,
Привычки, страхи, веснушчатость, рыжину.
Муштрует, мытарит, холит, дает уроки.

И вот она приручается - тем верней,
что мы не можем спокойно смотреть и ропщем.
Она же видит во всем заботу о ней.
Точнее, об их грядущем. Понятно, общем.

sadhja: (Default)
Прелесть какая у [livejournal.com profile] owlga TAVISTOCK SQUARE. Кому посвящено, не знаю, но уже иззавидовалась вся.
sadhja: (vog)
Ага, нашелся, наконец, в сети сборник Ирины Ермаковой, в нем и

УЛИСС

Вечер сгущается — скрежет, гудки, свистки.
Тукает — шлеп-шлеп — о крышу спелая слива.
Слышно, как разъезжаются материки,
сонно клекочет черное горло пролива.

Read more... )

и "В океане цветут незабудки", и "Колыбельная для Одиссея" есть. Замечательно.

December 2013

M T W T F S S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Expand Cut Tags

No cut tags

Most Popular Tags

Style Credit